Конец света как всемирный потоп?

В мире постоянно изобретаются и циркулируют страшилки для человечества. Была страшилка стратегическая, долгоиграющая, запущенная библейскими авторами. Относительно конца света в 2000 году. Теперь гуляют и клонируются страшилки относительно конца света в 2012 году, при этом авторы смертельного прогноза кивают на календари индейцев. Прямо и косвенно человечеству предлагается не строить планы, не выкладываться в работе, не бороться за свои права во всё разрастающемся мире социальной…Конец света как всемирный потоп?Конец света как всемирный потоп?
В мире постоянно изобретаются и циркулируют страшилки для человечества. Была страшилка стратегическая, долгоиграющая, запущенная библейскими авторами. Относительно конца света в 2000 году. Теперь гуляют и клонируются страшилки относительно конца света в 2012 году, при этом авторы смертельного прогноза кивают на календари индейцев. Прямо и косвенно человечеству предлагается не строить планы, не выкладываться в работе, не бороться за свои права во всё разрастающемся мире социальной несправедливости, поскольку, мол, всё равно конец света.
Короче говоря, есть хитромудрые проповедники, запускающие отвлекающие и разрушительные программы. Но есть и высокообразованные, многоопытные и ответственные люди, анализирующие ситуацию на нашей маленькой планете и предлагающие мудрые гуманные решения. Среди таких людей — Игорь Николаевич Острецов, заместитель генерального директора по науке Всероссийского НИИ атомного энергетического машиностроения, автор книги «Введение в философию ненасильственного развития».
Именно его рассуждения, высказанные в одной из программ, ведущим которой был безвременно ушедший от нас публицист и искусствовед Савва Ямщиков, положены в основу этой публикации.
 
В 2008 году США сбили свой спутник с ядерной установкой
Острецов – честный человек. Он ничего уже не боится в нашем постоянно меняющемся мире. Потому что несколько лет работал на Чернобыльской АЭС. Облучение, онкологическая болезнь, которая вроде бы и надежды уже не оставляла. Словом, было много всякого за эти годы. Рассказывает сам Игорь Николаевич:
– До 80-го года я работал в закрытых областях ядерно-космической тематики. В частности, над спутниками-разведчиками. Поскольку они летают на низких орбитах, то вынуждены использовать не солнечные батареи, а ядерные энергетические установки. К слову, недавний эпизод, который, к сожалению, в основном замалчивается, хотя я дважды выступал на телевидении по этому поводу. Но резонанса тема не получила, думаю, неслучайно. Речь об американском спутнике, который сами же они и сбили в феврале 2008 года. Видимо, он уже сошёл на опасную орбиту, решили не усугублять, но вовсе скрыть факт этот не удалось. А спутник нёс ядерную установку, в которой несколько десятков килограммов плутония 238. Это совершенно омерзительная вещь. По своим ядерным характеристикам плутоний-238 родной брат полония-210, которым отравили Литвиненко. Если бы они уронили спутник с плутонием в каком-то одном месте, это привело бы к сильнейшему заражению этого района. Цинично решили, что распылить в атмосфере не так заметно и опасно. Очевидно, надо было ни в коем случае не давать его сбивать, привлечь внимание мировой общественности, экологов. Тем не менее, американцы свой неудачный спутник сбили. Это привело к тому, что в течение примерно двух лет будут выпадать эти мелкодисперсные частицы с осадками. И каждый идущий по улицам в любой точке Земли имеет свой шанс получить эту дрянь в желудок, либо в лёгкие. То есть количество раковых заболеваний на Земле резко увеличится. Поэтому использование в ближнем космосе ядерных программ должно быть категорически запрещено. Тем более, что они используются в основном в интересах военных, разведывательных служб. И с подобной практикой, а случай не единичный, нормальное человечество должно бороться. Но, к сожалению, большая часть человечества сегодня представляет собой биомассу. Имею право на столь резкое заявление хотя бы потому что даже, несмотря на такую реальную угрозу, никаких протестов, особенно от правительственных кругов разных стран, нет. Я, естественно, писал и в наше правительство. Никакой реакции. Не отреагировала ни Академия наук, ни Министерство обороны. Везде тишина. Все технологии ядерные, которые используются до настоящего дня, приводят к таким жутким последствиям.
 
Реальная опасность ядерного терроризма
Специалист высшего класса привёл лишь один пример того, что происходит с применением современных ядерных технологий в космосе. А что на Земле?
– Сегодня в мире функционирует около 500 ядерных реакторов. По своему вкладу в общемировую энергетику – это всего лишь процента полтора-два. То есть, атомной энергетики с точки зрения реального влияния на энергобаланс планеты практически нет. А проблем куча. Сегодня многие блоки АЭС остановлены, потому что их невозможно вывести из эксплуатации. Никто не знает, что делать с радиоактивными отходами. Кроме того, АЭС опасны, поскольку они производят ядерные материалы, из которых можно делать бомбы. Здесь показательна история с Ираном. Знаете, почему Иран, например, не делает плутониевую бомбу, которую несанкционированно сделали Северная Корея и Индия? Дело в том, что плутоний из реактора получить сравнительно легко. Это чисто химический, а не физический процесс, которым является разделение изотопов урана, например. Но почему Иран стремится именно к урановой, а не плутониевой бомбе, создавая у себя технологию разделения изотопов урана? Как с хитрым видом сказал один мой знакомый ядерщик Андрюша Говердовский, потому что уран можно перевозить, а плутоний нет. Плутоний очень сильно «светит». А из урана можно сделать кольца, браслеты, всё, что угодно, вставную челюсть, покрыть золотом. На таможне положил в ящичек, прошёл, потом всё это перелил в другое изделие. Возить можно через границу! В этом смысле история с Литвиненко чрезвычайно показательна. В ней не хотят озвучивать два основных вопроса. Во-первых, где этот полоний был получен. Как, известно, полоний-210 можно получить двумя способами. Первый способ – нарабатывать в реакторах из висмута. Второй способ – так же как его получили супруги Кюри. Они брали урановые руды, очень долго, с помощью химических процедур, перерабатывали их и, в конце концов, выделили полоний. Я всем задаю простой вопрос, если два субтильных интеллигента наработали себе на Нобелевскую премию, то десять здоровых мужиков, наверное, могут наработать нужное количество полония, тем более, что за полоний стали платить лучше, чем за опиум. Я об этом дважды говорил в прямой передаче «Раша тудей» на Лондон. Никакой реакции. Для меня вывод однозначен. Значит, полоний контрабандный и не из лаборатории. Второй вопрос. Зачем этот полоний нужен? Он служит запалом для атомных бомб. Но всё дело заключается в том, что полоний-210 – это скоропортящийся продукт. У него период полураспада всего лишь 90 дней. А это означает, что, если начали возить полоний, значит делящееся вещество где-то поблизости. Мир стоит на грани международного ядерного терроризма. И где будет взорвана первая террористическая бомба: В Москве, Лондоне, Нью-Йорке, либо ещё где-то? И это реальная угроза. Если ядерные бомбы начнут просто транспортировать и подрывать там, где им надо, не приведи Господи. Поэтому борьба с ядерным терроризмом является сегодня одной из ключевых проблем дальнейшего выживания человечества.
 
Цена спасения от мировой катастрофы
Институт, где работает Острецов, предложил в этом направлении определённые методы. Целую серию работ, которые объединяются общим названием – ядерные релятивистские технологии или коротко ЯРТ. Эти технологии явятся базовыми для выживания человечества, по крайней мере, в первой половине XXI века. Продолжает учёный:
– Они могут быть реализованы благодаря уникальному ускорителю частиц, разработанному моим сокурсником по Физтеху, Алексеем Сергеевичем Богомоловым. Эти технологии применимы в целой серии разработок. Поскольку я начал говорить о терроризме, продолжу эту тему. Оказывается, ЯР технологии могут тут быть весьма полезны. Технология заключается в облучении делящихся материалов высокоэнергетическими частицами. При таком облучении делящихся материалов, например, протонными пучками можно, в частности, обнаружить факт их нахождения в данном месте. Мы предлагаем создать некое мобильное транспортное средство, например, самолёт и разместить на нём ускоритель протонов. В качестве носителя могут быть применены только российские широкофюзеляжные самолёты. Ни одна другая страна, в том числе и США, самолётов такого класса просто не имеет. И вот такой самолёт камуфлируется под пассажирский, на его борту размещается ускоритель, самолёт летает над каким-то регионом, «сканирует» его слабым излучением. И сразу ясно, где есть делящиеся вещества, где их нет. И это будет универсальное средство борьбы с несанкционированной транспортировкой ядерных материалов. Но, естественно, появятся желающие, более того, уже появились, такое средство приобрести исключительно для себя. Но всё дело в том, что из-за ускорителя, расположенного на самолёте, каждый в этом регионе получает какую-то в целом небольшую дозу. Но каждый с этим просто так не согласится. Более того, если рядом с облучаемым находится делящееся вещество, то его излучение сразу многократно возрастает. Так что человек, сам того не ведая, и будучи непричастен к нему, может получить и смертельную дозу. Однако риск ядерного терроризма столь велик, что международное сообщество может принять, в принципе, такое соглашение, допускающее незначительное облучение законопослушных людей и летальное облучение террористов. Ведь это цена спасения от мировой катастрофы. Но всё это должно быть до запятой прописано в международных соглашениях. Несанкционированно такие меры применять нельзя. Это означает, что такая разработка не может выполняться в интересах одной страны, она должна быть принципиально международной, на чём мы и настаиваем.
 
Новая технология – это смена элит
В рамках той же ЯР-технологии можно создать и энергетику, которая не будет нарабатывать отходы и делящиеся материалы. И тогда эта разработка будет соответствовать тезису, который Путин высказал на саммите тысячелетия: «Ядерная энергетика в XXI веке должна быть избавлена от обогащённого урана и плутония». Ядерные технологии должны быть такими, продолжает Острецов, чтобы они были ориентированы на всех, а не только на избранные страны. Их должны применять и Иран, и Северная Корея и кто угодно. Вот такую энергетику мы и делаем. К сожалению, наши дела продвигаются тяжело. История вопроса такова.
– У меня эти мысли возникли, когда я был в Чернобыле. В мае 86-го года, после чернобыльской катастрофы, министр направил меня руководителем работ министерства в Чернобыль. И я в 86-87-м годах был там. Ну и, насмотревшись всех этих «прелестей» (я был человек сравнительно новый в стационарной атомной энергетике), я стал думать, неужели ничего нельзя сделать? И вот примерно к середине 90-х годов у меня программа работ по новой схеме атомной энергетики созрела полностью. Мне помог академик Валерий Иванович Субботин. Он меня свёл с крупнейшим советским, российским ученым – Александром Михайловичем Балдиным. Он был директором лаборатории физики высоких энергий в Дубне. Балдин дал мне возможность провести первый эксперимент на синхрофазотроне в Дубне. Я его провел в 98 году. Результаты эксперимента оказались чрезвычайно интересными. Но, к сожалению, функционеры от науки это дело замотали. К сожалению, Балдин вскоре умер. Создание новой технологии – это смена элит. Все современные ядерные технологии затрагивают очень большое количество людей. Поэтому все люди, которые занимаются современными ядерными технологиями, встали на дыбы. И для того, чтобы провести второй эксперимент в Протвино, мне потребовалось четыре года. После этого программа обозначилась более чётко. Но усилилось и противодействие. Сегодня наиболее сильно препятствует этим разработкам академик Фортов. А что такое современная ядерная технология? Самый большой её недостаток в том, что она сжигает, в основном уран 235. Представьте себе ситуацию. Середина 21-го века. Сожгли уран-235, сожгли нефть, сожгли газ. У человечества больше ничего нет. Все разговоры о том, что будет сделана термоядерная программа это, естественно, блеф. Я не буду сейчас об этом подробно говорить. В этом случае человечество закончит свое существование? На самом деле, мир устроен так, что у человечества всегда есть выход для продолжения развития. Эта программа задана Творцом. В соответствии с этой программой человечество должно опираться на разум. Конкретно разумный подход должен базироваться, во-первых, на создании на переходный период ЯРТ-энергетики и к середине века – на создании ядерно-космических технологий для энерго – и промышленного обеспечения из космоса. Для этого необходимо развивать ядерные энергетические программы. И Господь распорядился так, что наибольший задел по первой и второй частям находятся в России. Россия – это центр мира. Это, действительно, так. Все ядерно-космические программы разрабатывались только нами и американцами. Но их разработки на порядок хуже и по качеству, и по количеству. Они не сумели создать ядерные энергетические реакторы для космоса. Как уже было сказано, они в космосе в основном использовали радиоизотопные энергетические установки, которые даже запускать с Земли нельзя. Потому, что они могут упасть обратно! Ядерная энергетическая установка должна запускаться холодной, уводиться на такое расстояние, когда гарантирован её невозврат на Землю и только после этого её можно запускать. А если вы запускаете радиоизотопный источник, при аварии ракеты он может свалиться тут же. То, что разрабатывали американцы, принципиально недопустимо использовать вообще. На базе наших ЯЭУ и ядерных двигателей могут быть созданы промышленные энергетические программы, которые полностью обеспечат человечество энергией из космоса. Эти работы надо реанимировать немедленно. Потому что, если мы этого не сделаем, то на Земле будет жуткая ситуация.
 
Китайский «Тайфун» накроет США?
Катастрофа начнётся она с того, что потребности в углеводородах будут превышать возможности их производства. Академик Р. Нигматулин назвал эту ситуацию энергетическим крестом. Он же предсказал его приход уже в 2010-м году. Рост цен на нефть подтверждает этот прогноз.
– Я эти вещи подробно не анализировал, но я ему верю. Действительно, нефть кончится в 20-30 годы, а несбалансированность потребностей и производства может наступить уже завтра. И тогда будет жуткое противостояние в борьбе за источники энергии. Противостояние между Востоком и Западом, между Китаем и США, в котором у Штатов нет ни одного шанса. Сегодня, как ни странно, произнося такие вещи, мы фактически боремся за западную цивилизацию. Если не встать на путь разума, мы будем наблюдать жуткую гибель западной цивилизации, в первую очередь Штатов и, во-вторых, Европы. Основная проблема в мире заключается в том, что на одного американца приходится 16 тонн условного топлива, а на одного китайца одна. Поэтому все разговоры о том, что Китай захватит Сибирь, это всё глупости. У него такое производство, что он все энергоносители может купить, лишь бы они были. А для этого должен быть уничтожен самый большой потребитель энергоисточников. Ведь американцы сегодня потребляют примерно 40 процентов всех мировых ресурсов. Официальный валовой национальный продукт США составляет около 20 процентов мирового. Но на самом деле, как говорил академик Д.С. Львов, и того меньше. Что такое американский ВВП? 70 процентов от 20 процентов – это внутренние услуги. Американцы очень много потребляют. Медицина у них очень дорогая и качественная, собственное потребление и т.д. и т.п. Фактически их ВВП при потреблении 40 процентов, я повторяю слова Львова, составляет примерно всего лишь 5-7 процентов от мирового. Да и то этот ВВП создаётся, в основном, за счёт производства военной техники. Поэтому американцы по факту в международную копилку реального производства не дают ничего. А потребляют, повторяю, 40 процентов. Поэтому они являются злейшим врагом Китая. А как Китай, может уничтожить США? К сожалению, элементарно. После того, как Сахаров сделал супербомбу на 100 мегатонн, он сказал совершенно замечательные слова о том, что с американцами вообще говорить не о чем. Плывет корабль мимо Нью-Йорка, опускает под собой на дно бомбу мощностью 100, 200, 500 мегатонн – любой мощности. А потом через месяц, даже через год или два нажимают кнопку, бомба взрывается и на берег выходит волна, высотой 200 метров. Военные специалисты по взрывам говорили мне, что они в своё время рассматривали схему инициирования волны высотой 1200 метров, которая до середины Соединённых Штатов дойдёт. Когда я был в Китае, я китайцам рассказал об этом сценарии. Говорят, знаем мы это дело, идёт у нас такая программа, называется «Тайфун». Ты уверен, что такая бомба уже не лежит? Поэтому никакой большой войны не будет. Просто будет потоп.